Профессиональный портрет педагога

Методический ключ к проблеме составления
 
Функциональные обязанности методиста, работающего в сфере любого ведомственного подчинения - образования, культуры, спорта и молодежной политики, - обычно бывают связаны с поиском, интерпретацией и презентацией творческих достижений опытных педагогов-практиков. Едва ли не самым важным результатом такого рода деятельности методиста является составленный им профессиональный портрет педагога.
Обобщение творческого педагогического опыта - исключительно сложная, кропотливая, специфическая по своему предметному содержанию процедура, требующая от методиста не только высокой эмоциональной напряженности, но и доведенного до автоматизма набора профессиональных умений и навыков.
Особенно сложно обстоит дело с составлением профессионального портрета творчески работающего педагога-воспитателя. От методиста здесь уже требуются не просто элементарная профессиональная выучка - основательное знание воспитательной стороны дела, хорошее владение устным и письменным словом, точнее говоря - современным понятийно-терминологическим языком, но и «профессиональное чутье», выражающееся, как минимум в способности к эмпатическому в своей основе «личностному резонансу» - вдумчивому проникновению во внутреннюю, самобытную «лабораторию» каждого творчески одаренного педагога-воспитателя. Только тогда открывается перед современным высококлассным методистом возможность создания действительно достоверного профессионального портрета педагога-воспитателя. Такой оригинальный профессиональный образец не только бы не искажал жизненно-мировоззренческую суть накопленного данным педагогом профессионального воспитательного опыта, но, напротив, рельефно, в виде некоей обобщенно-аналитической модели, оттенял его, представляя педагогической общественности как глубоко индивидуализированную жизненно-профессиональную позицию личности, каким-то своим, особым, всегда оригинальным образом воплощаемую в логике самобытных, авторских методико-воспитательных действий.
Такой, с методической точки зрения мастерски исполненный профессиональный портрет опытного педагога-воспитателя, способен действовать как источник, активизирующий мысль, стимулирующий переживание и целеустремленные поисково-исследовательские действия будущих, начинающих и даже чуть более опытных педагогов-воспитателей.
Выдающийся отечественный психолог и педагог Константин Дмитриевич Ушинский в далеком 1857 году писал: «В воспитании все должно основываться на личности воспитателя, потому что воспитательная сила изливается только из живого источника человеческой личности» [1, с. 266]. Но почему же страницы наших районных газет, провинциальных, да порой и центральных информационно-методических изданий переполнены столь банальными, формально-схоластическими оборотами речи, особенно режущими слух тогда, когда рассказывается об опыте талантливых педагогов-воспитателей? Что фактически остается в завершенном авторском методическом тексте от «живого источника человеческой личности»? Почему же бездумно, наспех взятая схема анализа вдруг становится для методиста той самой иллюзорной спасительной нитью, ухватившись за которую он, исполненный наивности, надеется объяснить, теоретически проинтерпретировать и ярко, убедительно представить широкой педагогической общественности многократно проверенный на практике, а чаще всего еще и выстраданный жизнью опыт талантливого педагога?
Оставляя за скобками хорошо известные случаи, когда весьма еще не совершенные обстоятельства российского педагогического жизнеустройства заставляют методиста представлять опыт того или иного конкретного педагога-практика в формате казенно-бюрократической, административно-отчужденной, исключительно схоластической лексики, либо не менее грустные случаи - когда в процедуре аттестации педагогических кадров нам необходимо бывает продемонстрировать профессиональные воспитательные достижения талантливого педагога-практика на языке сегодняшней, во многом абстрактно-бессодержательной педагогической науки, давайте обратимся к несколько иной стороне дела. Давайте вспомним безусловно всем вам хорошо известные случаи представления педагогами-практиками своего воспитательного опыта на ныне многочисленных конкурсах профессионального мастерства. И что же? Сколько встретим мы здесь ложно-пафосных сентенций, как-то наспех, бездумно, безответственно замешанных на мнимой сентиментальности! Соответствует ли все это истинному профессиональному портрету педагога? Навряд ли. А сможем ли мы, как методисты, оперативно, кратко и точно «в переводе на общечеловеческий» изложить суть представляемого на конкурсе творческого педагогического опыта? Не рискну сразу положительно ответить на данный сакраментальный вопрос.
Жизненно-профессиональная воспитательная позиция современного педагога-практика, исподволь, изнутри питающая его опыт, требует со стороны методиста исключительно строгого, но вместе с тем чрезвычайно бережного с ней обращения. По большому счету такому доброжелательному, этически корректному, вдумчивому, внимательному обращению с живым практическим педагогическим опытом методисту надо учиться всю жизнь. Как это, кстати говоря, делал в свое время Антон Семенович Макаренко. Причем для оттачивания своего и так уже исключительно острого методического мастерства он настойчиво обращался за помощью к художественно-образному слову, подыскивал для себя именно те наиболее точные обороты речи, которые, по его справедливому мнению, только и способны были с высочайшей степенью ясности передавать самые глубинные психолого-педагогические оттенки организуемого им целостного воспитательного процесса. А на вопрос о причинах такого своего пристального внимания к литературному жанру он отвечал буквально следующее: «Моя литературная работа -- только форма педагогической работы» [2, с. 129]. Думается, что здесь есть над чем поразмыслить современному методисту, специализирующемуся в сфере воспитательной работы и дополнительного образования.
Но, что же сегодня в идеале должен представлять собою методический ключ к проблеме составления профессионального портрета современного педагога-воспитателя? Приглашая всех к теоретико-практическому размышлению на эту тему, попытаемся, в качестве своеобразной прелюдии к будущему обстоятельному разговору, хотя бы вкратце изложить свою точку зрения.
В течение многих лет, сопоставляя разнообразные случаи профессионально успешной деятельности педагогов-воспитателей, мы пришли к гипотетической мысли о том, что при создании профессионального портрета педагога-воспитателя, в составе его индивидуального профессионального опыта в центр методического внимания следует располагать не столько содержание реализуемой им деятельности, не столько ее объем, качество и даже не научную устремленность или преданность делу, а прежде всего степень раскрывшейся за годы его самоотверженной педагогической службы индивидуальность.
Индивидуальность, в самом общем ее психолого-педагогическом толковании, есть «неповторимое своеобразие отдельного человека, совокупность только ему присущих особенностей» [3, с. 265]. Академик Б. Г. Ананьев, в первой половине ХХ века создавший ленинградскую школу психологов, весьма серьезное внимание уделял в своих фундаментальных и прикладных исследованиях вопросам индивидуального пути развития человека. Его последовательница, наша современница, петербургский психолог М. К. Тутушкина, попыталась составить развернутые требования к созданию психологического портрета индивидуальности [4, с. 24-141]. Разработанная ею концептуальная модель структуры человеческой индивидуальности центральным компонентом включает в себя индивидуальный опыт личности, который (если рискнуть приложить эту общепсихологическую в своей основе модель к предмету наших размышлений), обнаруживает себя в:
а) в личностных, самостоятельно почерпнутых из реальной педагогической действительности профессиональных воспитательных знаниях;
б) автоматизированных, не требующих предварительного методико-теоретического анализа, профессиональных воспитательных умениях и навыках;
в) устоявшихся, регулярно воспроизводимых профессиональных воспитательных привычках и ценностях;
г) в сознательно мотивированных профессиональных воспитательных поступках, которые в ситуативно сконцентрированном, обобщенном, снятом виде отражают самые глубинные нравственно-этические представления педагога;
д) в профессиональном воспитательном поведении, коммуникативно, во вне, всегда обращенном к воспитуемым, а на внутреннем, системно-целостном уровне характеризующем всю стратегию жизненно-профессионального устройства педагога-воспитателя.
Наиболее эффективный методический ключ к проблеме составления профессионального портрета опытного, зрелого, творчески одаренного педагога-воспитателя нам представляется возможным отобразить виде следующих трех взаимодополняющих друг друга линий развития, по которым, собственно говоря, и можно следовать методисту, реализуя соответствующие - исследовательско-аналитические и системно-обобщающие - действия.
1. Если с психолого-педагогической точки зрения основным системно-управляющим блоком в универсальной структуре развития человеческой индивидуальности выступает самосознание [4, с. 26], то в нашем случае это будет не просто самосознание, а профессиональное самосознание опытного педагога-воспитателя.
Профессиональное самосознание опытного педагога-воспитателя обладает поистине неисчерпаемым информационным потенциалом для умелого методиста-диагноста. Таким потенциалом следует научиться пользоваться уже для того, чтобы теоретически грамотно составить развернутый профессиональный портрет педагога-воспитателя. При таком психолого-педагогическом подходе к делу, «методическим ключом», раскрывающим тайну внутренней эволюции индивидуального профессионального воспитательного опыта педагога-практика, будет выступать следующая трехкомпонентная схема аналитических исследовательско-обобщающих действий: «Прошлое - Настоящее - Будущее».
В соответствии с обозначенным алгоритмом, в любых разрозненных высказываниях педагога-практика, его взглядах, суждениях и убеждениях, в реализуемых им разноплановых методико-воспитательных подходах, стратегических намерениях и действиях, в целом - в положительной эмоционально насыщенной окраске личностно значимых для него биографических событий прошлого, ближайшего настоящего и даже событий отдаленного будущего следует настойчиво искать развернутый, содержательно емкий ответ на следующий методически сакраментальный вопрос: «Как данный педагог осознает присутствие прошлого в самом себе, как он реагирует на настоящее и как, с какими ведущими смысловыми подтекстами ожидает будущее?»
2. Есть и еще один, условно говоря, «параллельный ключ» к системно-методическому осмыслению индивидуального профессионального воспитательного опыта творчески работающего педагога-практика. Если в идеале по законам психологии развитие человеческой индивидуальности должно с большей или меньшей успешностью осуществляться на протяжении всей человеческой жизни, то характерным признаком динамически последовательного роста индивидуальности педагога-воспитателя должна выступать все более возрастающая его субъектность.
Профессиональная субъектность личности педагога-воспитателя, рассмотренная как динамический психолого-педагогический феномен, есть, в сущности, все более возрастающая его способность к социально активному, инициативному, последовательному, самостоятельному профессиональному воспитательному действию, но не спонтанному, а соединенному с высокой степенью личной ответственности за прогнозируемый воспитательный результат. Одновременно профессиональная субъектность личности педагога-воспитателя также представляет собой сознательную, наполненную смыслом, многократно проверенную на практике ценностно-смысловую установку на непрерывно осуществляемое самоизменение, саморазвитие и самосовершенствование. Наконец, профессиональная субъектность есть также особо трудно достижимое для современного педагога-воспитателя умение достойно определять перспективу своего личностно-профессионального жизнеустройства [3, c. 754].
Опираясь на широко известный ныне в психологии принцип отраженной субъектности, целенаправленно применяя его в обобщении личностно-профессиональных достижений того или иного конкретного педагога-практика [4, с. 18-38], мы можем лучшие качества «нашего героя», то есть талантливого педагога-воспитателя, выявить не прямо, не способом непосредственного диалога с ним, а представить косвенно, сквозь призму отраженной его субъектности, то есть субъектности, отраженной в сознании, мыслях, мнениях, суждениях и представлениях людей, хорошо знающих его как воспитателя-профессионала.
В рамках данного психолого-педагогического подхода методическим ключом для также трехкомпонентной схемы интеллектуальных аналитико-обобщающих действий методиста будет следующий, предлагаемый нами алгоритм: «Наследственность - Среда -Воспитание».
Под наследственностью здесь подразумеваются те задатки и способности, которые заметным для окружающих образом обнаружили себя у нашего главного героя в детско-юношеском возрасте. Соответственно, оценки одноклассников и однокурсников, да и мнение самого педагога, почерпнутое из воспоминаний, может весьма существенным образом пополнить создаваемый профессиональный портретный образ педагога-воспитателя. Коллеги по «педагогическому цеху», конечно же, тоже смогут не менее ярко раскрыть объективирующуюся субъектность данного педагога-практика. Ну, а воспитание, здесь, по сути дела, есть те индивидуально-неповторимые свойства и качества, которые педагог сознательно приобрел под влиянием окружающих его людей, либо путем активного самообразования.
3. Наконец, еще один методический ключ, которым можно воспользоваться для создания профессионального портрета педагога-воспитателя, связан со следующей триадой: «Цель - Средство -Результат». В этом случае достигнутые высокие практические результаты, их перечень и краткая характеристика, в целом - все плоды трудов данного опытного педагога, должны быть соотнесены с теми средствами, которыми они были реально достигнуты. Самобытный стиль профессиональной воспитательной деятельности талантливого педагога здесь, думается, высветится со всей очевидностью. Ну, а далее, по логике установившихся вещей, перед нами обнаружит себя целеустремленный человек, педагог-воспитатель, способный не только на словах, но на деле осуществлять задуманное, ставить перед собой определенные цели и достигать их, как правило, несмотря на встречающиеся барьеры и препятствия.
…Возвращаясь к вопросу о выявленной индивидуальности педагога, следует особым образом подчеркнуть, что не всякий воспитатель-профессионал, в силу самых различных жизненных обстоятельств, способен раскрыть на протяжении всего своего профессионального пути данный ему дар воспитательного творчества. Он может «застрять» на полдороге, может остановиться в своем развитии, и тогда вопрос о выходе его на самый высокий уровень профессионального воспитательного мастерства будет фактически снят с обсуждения. Но именно максимально выявленная вовне индивидуальность педагога-воспитателя, реально раскрывшийся его воспитательный талант, достигнутое воспитательное мастерство способны в комплексе оказать вдохновляющее эмоционально-личностное воздействие на окружающих педагога людей, а подчас и предопределить стратегический выбор воспитанниками своего будущего профессионального намерения.
Чтобы не оказаться голословным, хотелось бы предложить вам в самом недалеком будущем совершить своеобразный мысленный педагогический эксперимент, осуществив для этого сравнительно-сопоставительный анализ двух колоритных в психолого-педагогическом отношении профессиональных портретов талантливых педагогов-воспитателей. Один из них, всем вам хорошо известный А. С. Макаренко. Другой, по понятным причинам, вам менее известен. Это ученик Макаренко, новосибирский педагог Эдуард Александрович Быков (1923-1989).
Вот несколько штрихов к профессиональному биографическому портрету Э. А.   Быкова. Родился он в городе Омске, в семье крупных партийных работников. В 1936 году родители его были арестованы и затем расстреляны. Двенадцатилетний подросток оказался на улице, стал бродяжничать, но волею судеб попал в макаренковскую детскую            трудовую коммуну им. Ф. Э. Дзержинского. В колонии был он дерзок и хмур, воспитателей не признавал, учился и работал с неохотой, но каким-то образом пристрастился к чтению. Книги читал одну за другой - при свете ручного       фонарика. Читал ночью, укрывшись с головой одеялом. И вот однажды, во время одного         из таких читательских бдений, кто-то неслышно подошел к его кровати, сел на           краешек и, помолчав, негромко сказал: «Если бы твой отец знал, как ты ведешь себя, ему        было бы очень больно…».
Всю ночь Эдуард пролежал с открытыми глазами, думая о своей жизни и поражаясь справедливости услышанного замечания. В эту ночь он поклялся себе, что непременно станет воспитателем и никогда не оскорбит достоинства своих        воспитанников.
…Прошло много лет. В 1956 году Э. А. Быков возглавил детскую трудовую колонию в Новосибирске, а с 1960 года стал директором школы № 79 Центрального района города Новосибирска (ныне -новосибирская гимназия № 13).
Если вы разыщете указанные ниже в библиографии [3] скупые портретные зарисовки об Эдуарде Александровиче Быкове, этом исключительно талантливом новосибирском педагоге-воспитателе, глубже познакомитесь с его творческим педагогическим наследием, представленном в музейной коллекции новосибирской гимназии № 13, то, я уверен, сравнив его с А. С. Макаренко, вы с некоторым удивлением для себя обнаружите в этих двух ярких фигурах очень много сходного, а вместе с тем найдете и много оригинального, самобытного, неповторимого, глубоко личностного, а значит, и индивидуализированного, то есть самого что ни на есть высокопрофессионального.
Метод такого сравнительно-сопоставительного анализа здесь будет тем более уместен, что в текущем календарном году новосибирская педагогическая общественность будет отмечать 90-летие со дня рождения Эдуарда Александровича Быкова. Если же вам все же недосуг будет рыться в архивных записях и музейных манускриптах, то дождитесь -- в одном из ближайших номеров журнала «ВиДО» мы попытаемся представить небольшую портретную зарисовку этого талантливого педагога-воспитателя. Возможно, с соблюдением всех указанных здесь методических рекомендаций…
 
Литература
1.    Ушинский К. Д. Избранные педагогические сочинения : в 2 т. // Вопросы воспитания. Т. 1. М. : Государственное учебно-педагогическое издательство Министерства просвещения РСФСР, 1953.
2.    Макаренко А. С. Избранные педагогические сочинения : в 2 т. Т. 1. М. : Педагогика, 1977.
3.    Современный словарь по педагогике / сост. Е. С. Рапацевич. Мн. : Современное слово, 2001.

4.    Рахимова Т. Н. Быков Эдуард Александрович - директор новосибирской школы № 79 // Календарь знаменательных и памятных дат по Новосибирской области, 2013 год. Новосибирск : Изд-во Новосиб. гос. обл. б-ки, 2012. С. 183-185 (библиография).  

Учредитель: АНО ДПО "Сибирский институт практической психологии, педагогики и социальной работы"
Copyright © 2020-2021 АНО ДПО "СИПППИСР"