Гендерные отношения в воспитательном пространстве детского оздоровительного лагеря

 

Термин "гендер" введен в 1968 году американским психологом Столлером. В переводе он означает "пол".

Хотя полоролевые отношения активно изучались в психологии, появление нового термина означало новый поворот в социальных науках: появились 

гендерная история, гендерная психология, гендерные аспекты философии и т.д. Понятие "гендер" включает, прежде всего, социально-психологические аспекты отношений к мужчинам и женщинам, юношам и девушкам, мальчикам и девочкам. Гендерные установки (т.е. социальные ожидания) зависят от эпохи и культуры.

Каждый социальный слой, каждый временной период, каждая профессиональная среда имеют свой набор гендерных стереотипов: как "положено" и "не положено" вести себя представителям и мужского и женского пола в ряде ситуаций. Например, взрослые с детства внушают мальчикам: "Не плачь, ты не девчонка", - соответственно, девочкам: "Не лазай по заборам, ты не мальчишка". Так как эти сентенции обычно произносятся с осуждением, то в подсознание детей внедряется мысль о недостатках противоположного пола и достоинствах собственного.

Кто-то сказал: "Женщины и мужчины имеют больше сходства, чем различия, но различия эти существенны". Академик В.А. Геодакян убедительно показал, что одно из значительных отличий мужской и женской психики - ее направленность. Мужская психика ориентирована преимущественно на динамичное освоение пространства. Как мы знаем, во все времена все новое, неизвестное - земли, воды, космос - покорялось мужчинами. Прогресс осуществляет мужская психика, т.к. она имеет футурологическую направленность. Женская психика издавна осуществляла функцию сохранности: хранительница очага, хранительница традиций, а по выражению Елены Рерих, "Хранительница духа"; она ориентирована на стабильность, замкнутость пространства.

Характерно, что эта направленность психики четко проявляется в детских играх. Игры мальчиков ориентированы на широкие пространства как по горизонтали, (двор, улица, площадка), так и по вертикали (заборы, чердаки, деревья, овраги). Игры динамичны, шумны, энергичны. Девочки предпочитают локализованное пространство: дом, крыльцо, уголок двора. Игры носят стабильный характер, где в основном, проигрываются взаимоотношения ("дочки - матери", игра "в школу", "в больницу" и др.). В смешанных группах, где девочки и мальчики играют вместе, приоритетны "мальчишечьи" игры: подвижные, спортивные, детективного характера (с прятками, засадами, паролями, штабами).

Уже этот факт гендерной дифференциации детских игр привносит определенную напряженность в организацию воспитательного процесса. Поскольку работают в детских образовательных учреждениях в основном женщины, прожившие детство в контексте "девчачьих игр>, то их, естественно, раздражают шумные и подвижные игры мальчиков в помещении и на улице. Мальчики получают массу запретов, замечаний, порицаний, наказаний за "нарушение дисциплины" и непослушание. С точки зрения детской мужской психики игры без крика, прыжков, лазанья и бега бессмысленны. Получается, что мальчикам запрещается естественное гендерное поведение, поскольку оно раздражает взрослых, забывших свое детство.

Автор на протяжении шести лет ведет групповые и индивидуальные опросы среди педагогов (в основном женщин) городских и сельских образовательных учреждений. В настоящее время охвачено более 300 человек. Подавляющее большинство (62 %) выразили явное предпочтение работе с девочками; среди них около 12 % признаются, что их раздражают мальчики, особенно подростки, своей постоянной возней, беготней по коридорам, неусидчивостью, нежеланием участвовать в школьной (классной) жизни. Двое откровенно выразили желание вернуться к женским школам, хотя бы к женским классам. Почти 23 % ушли от ответов или дали уклончивые, стереотипные фразы ("все ученики одинаковые", "я не различаю их по половому признаку, лишь бы учились хорошо" и т.д.). Не совсем ясно, что маскируют такие ответы: равнодушие или общее раздражение ко всем учащимся. Примерно 12 % выразили положительное отношение к работе и с девочками и мальчиками, подчеркнув, что именно в смешанных группах работать интереснее: среди мальчиков чаще бывают заводилы, инициаторы творческих дел. Некоторые подчеркнули, что девочки охотнее включаются в те групповые дела, где задействованы мальчики. Из опрошенных 3 % выразили предпочтение работать с мальчиками, подчеркнув их непосредственную реакцию, готовность к нестандартной деятельности и ориентир на творческие задания. Но следует подчеркнуть, что почти все, кто выразил это мнение, имеют малый педагогический стаж, или по молодости, или пришли в образовательные учреждения из других профессиональных сфер (НИИ, заводы и т.д.). Следует отметить, что педагоги городских школ более всего дали негативных и замаскированных ответов по сравнению с сельскими (по отношению к работе с мальчиками). Возможно, это объясняется тем, что общее усиление маскулинности (а следовательно, агрессивности) женщин в настоящее время, как все социальные процессы, проявляется прежде всего в городской сфере.

Гендерная психология выделяет психологические типы поведения: маскулинный, фемининный, андрогинный.

Маскулинное ("мужественное") поведение характеризуется настойчивостью, агрессивностью, стремлением к лидерству и авторитарности, умением решительно действовать, ориентацией на успех и карьеру, способность к риску, категоричность, инициативность.

Фемининное ("женственное") поведение отличается пассивностью, способностью к эмпатии, умением и стремлением подчиниться, мягкостью, ориентацией к благожелательности, высокой адаптивностью, терпением.

Андрогинное поведение характеризуется сочетанием тех и других качеств.

Все три типа поведения не зависят прямолинейно от физического пола человека. Конечно, в основном, маскулинное поведение преобладает у мужчин, а фемининное - у женщин (но встречается и у противоположных полов), андрогинный тип поведения почти в равной степени может принадлежать и мужчинам и женщинам.

Как показывают современные исследования, люди андрогинного типа наиболее успешны в карьере, деловых отношений. В семье, где есть хоть один представитель фемининного поведения (независимо от того, мужчина это или женщина), наиболее стабильный психологический климат. Наибольшие проблемы во взаимоотношениях с детьми (в семьях или воспитательных учреждениях) у взрослых маскулинного типа.

Сегодня наблюдается тенденция маскулинизации женщин (повышение авторитарности, агрессивности, стремление к лидерству и т.д.), что не может не отражаться на бессознательном стремлении к феминизации мальчиков и маскулинизации девочек как в семье, так и в учебно-воспитательных учреждениях.

Воспитательное пространство детского оздоровительного лагеря имеет много возможностей для реализации благоприятного гендерного самочувствия ребенка. Совместная деятельность мальчиков и девочек, их постоянные контакты в условиях досуговой атмосферы, выгодно отличающейся от стиля учебного процесса, способствуют уменьшению напряженности, тревожности по отношению к сверстникам противоположного пола.

Самооценка личности формируется с детства под влиянием оценок значимых лиц, прежде всего взрослых. Примерно со школьных лет немалый вклад в создание представлений о своем "Я" вносят отношения сверстников. С младшего подросткового возраста оценки со стороны сверстников противоположного пола занимают значительное место в личностной самооценке, а в старшем подростковом и юношеском периоде становятся ее преобладающим компонентом.

Исследование А.П. Антипиной, проведенное в школах Санкт-Петербурга, показало, что в представлениях девочек и мальчиков оценочное отношение к себе со стороны сверстников противоположного пола значительно хуже, чем есть на самом деле. Это свидетельствует о преимущественно заниженной гендерной самооценке.

Для нормального гендерного самочувствия необходимо активное разнополовое общение с детства. Дефицит такого общения зачастую осложняет взаимоотношения личности с противоположным полом, что негативно влияет на перспективы создания благоприятной семейной жизни.

Раздельное обучение девочек и мальчиков целесообразно только при создании специализированных учебных заведения (Суворовское, Нахимовское училище, кадетский корпус). Они преследуют функциональные цели подготовки защитников Отечества, что несомненно повышает маскулинность, т.к. направлено на формирование потенциального мужского гендера. Специализированные классы по половому признаку в обычных школах и женские гимназии с психологической точки зрения являются сомнительным экспериментом, т.к. их последствия обнаружатся только в период зрелого возраста.

Пространство детского оздоровительно-образовательного лагеря создает естественные условиях для коррекции заниженной гендерной самооценки. Сегодня в очень многих летних и зимних лагерях (в отличие от школ) проводят психологические игры и тренинги, где дети участвуют в упражнениях по выработке эмпатии, рефлексии и других коммуникативных умений. Даже если нет специальной работы с полоролевой коммуникацией, то сами традиции лагерей - ежевечернее общение, праздники, дискотеки - способствуют активному взаимодействию мальчиков и девочек. Современные танцы на дискотеках, где не обязательно танцевать в паре, достаточно прыгать в круге со всеми, создают у детей с низкой гендерной самооценкой иллюзию активного общения со сверстниками противоположного пола.

Как показывают наблюдения, даже дети, которые не занимают высокого гендерного статуса в лагерной жизни, по признанию родителей, всю зиму живут воспоминаниями о летнем лагере и активно стремятся туда в каникулярное время. Очевидно, что их самочувствие в лагере характеризуется эмоциональным благополучием.

Сама обстановка коллективного отдыха способствует открытому проявлению чувств. Восьмилетний мальчик со счастливым лицом рассказывал родителям по возращении из летнего лагеря: "Когда через три дня я вернулся в отряд из изолятора, девочки обнимали и целовали меня". Подобные ситуации в условиях школы мало вероятны: в школе преобладают сдержанность или маскировка эмоциональных отношений.

Территориальное пространство детского оздоровительного лагеря стимулирует организацию динамичных и шумных игр, без чего отдых мальчиков не может быть полноценным вследствие гендерных особенностей маскулинной психики. Как показывают гендерные исследования, примерно 40-50 % девочек демонстрируют в подростничестве поведение девочек-сорванцов: предпочитают мальчишечьи игры, нередко лидируют среди мальчиков. Им также необходимо широкое пространство, позволяющее горизонтальное и вертикальное передвижение, шумные подвижные игры. В школьных стенах таким подросткам чаще всего дискомфортно.

Педагогический кадровый состав детских оздоровительных лагерей также делает воспитательное пространство лагеря более привлекательным для подростков по сравнению со школой. Он значительно отличается в возрастном и гендерном планах. В лагерях достаточно часто работает много молодых парней и мужчин, прежде всего из числа студенческой молодежи. Молодежь менее подвержена гендерным стереотипам, более помнит свои подростковые игры, поэтому, как правило, менее авторитарна в провоз-глашении правил: "Не бегать!", "Не кричать", "Ходить строем!" и т.д.

Конечно, среди детских лагерей есть и такие, где имеют место маскулинные тенденции авторитаризма и агрессии под псевдопедагогическим лозунгом "Держать порядок и дисциплину!", что нередко идет от управленческой схемы, реализуемой руководством лагеря.

Но в основном воспитательное пространство детских оздоровительных лагерей эффективно выполняет негласные функции коррекции гендерных самооценок детей и подростков. 

Нелли Петровна Аникеева, профессор кафедры воспитания и дополнительного образования НИПКиПРО, кандидат педагогических наук

Учредитель: АНО ДПО "Сибирский институт практической психологии, педагогики и социальной работы"
Copyright © 2020-2021 АНО ДПО "СИПППИСР"